Арест перестал быть домашним

13

Басманный суд Москвы арестовал на два месяца бывшего директора по правовому обеспечению и корпоративному управлению «Ростеха» Аллу Лалетину. Она обвиняется Следственным комитетом России (СКР) в получении от бывшего гендиректора АО «Новосибирский завод искусственного волокна» взяток на $1 млн. Алла Лалетина обвинение отвергает. Отметим, что она уже находится под домашним арестом, но по другому уголовному делу, и эту меру пресечения пока никто не отменял.

На помещении Аллы Лалетиной под стражу настаивал старший следователь по особо важным делам СКР генерал-майор юстиции Рустам Габдулин, который ведет дело о взяточничестве. В суд он приехал в сопровождении двух автоматчиков в балаклавах. Отметим, что господин Габдулин участвовал во многих громких расследованиях: пожара в ТЦ «Зимняя вишня», крушения теплохода «Булгария», дела бывшего депутата Госдумы Ашота Егиазаряна, организации массовых беспорядков в Москве летом 2019 года и др.

Представитель СКР привел в пользу ареста вполне традиционные доводы. Отметив, что Алла Лалетина обвиняется в тяжком преступлении, он высказал мнение, что, продолжая оставаться вне следственного изолятора, госпожа Лалетина может скрыться, оказать давление на свидетелей и уничтожить доказательства.

В свою очередь, адвокат обвиняемой Алексей Кирсанов обратил внимание суда, что его подзащитная уже пять месяцев содержится под домашним арестом по другому делу и никаких претензий за это время к ней не возникло.

Также господин Кирсанов отметил, что не понимает, как суд может избирать новую меру пресечения для его подзащитной, не отменив прежнюю, которая действует до 6 июня. Защитник посчитал, что домашнего ареста в этой ситуации вполне достаточно, также отметив, что Алла Лалетина накануне дала развернутые показания по делу.

Обвиняемая, выглядевшая, несмотря на ночь, проведенную в изоляторе временного содержания на Петровке, 38, очень бодрой и собранной, поддержала своего адвоката. Она заявила, что никаких доказательств в пользу своих «арестных» доводов следствие не привело.

Впрочем, суд посчитал позицию следствия обоснованной, арестовав фигурантку коррупционного дела до 24 июля.

Как ранее сообщал “Ъ”, Алла Лалетина, по данным СКР, получала ежемесячно по 6 млн руб. взяток от Рустама Измайлова, гендиректора оборонного Новосибирского завода искусственного волокна (НЗИВ), входящего в «Ростех». Деньги, считают в СКР, передавались с февраля 2018 года по апрель 2019 года — в этот период господин Измайлов руководил предприятием.

По словам бывшего гендиректора, чьи показания и лежат в основе обвинения, спустя два месяца после его назначения Алла Лалетина потребовала выплачивать ей ежемесячный откат.

Взамен она, по материалам дела, «будучи высокопоставленным должностным лицом госкорпорации», обещала гендиректору общее покровительство, отсутствие претензий к его работе, а также выделение финансирования для хозяйственной деятельности завода, в том числе на программы реконструкции и технического переоснащения. Для выполнения этих обещаний, по версии следствия, Алла Лалетина использовала как свой пост в «Ростехе», так и членство в совете директоров предприятий корпорации — НПО «Техмаш» и НПО «Сплав». Фактически, считает СКР, Алла Лалетина получала еще одну зарплату, причем деньги ей передавались в самых разных местах: на ее рабочем месте, в ресторане Вlack market и галерее «Времена года», по месту жительства в Жуковке и в ТЦ Dream House в Барвихе.

По материалам дела гендиректор оборонного завода оплатил и 20-дневный отдых топ-менеджера корпорации в Турции в апреле—мае 2018 года, который обошелся ему в 2,5 млн руб.

Общая сумма взяток, по подсчетам следствия, за два года отчислений превысила 70 млн руб.

Действия директора квалифицированы по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере).

Впрочем, защита и сама обвиняемая считают версию следствия ничем не подтвержденной. Так, адвокат Алексей Кирсанов отметил, что путевку в Турцию его подзащитная оплатила сама и следствию на допросе 25 мая были переданы платежки, подтверждающие это. Кроме того, говорит адвокат, Алла Лалетина не могла никак влиять на карьеру директора НЗИВ или финансирование его предприятия. Показания господина Измайлова, по мнению защитника, продиктованы желанием «выйти из уголовного дела о растрате и хищении средств завода, где он основной обвиняемый».

Владислав Трифонов

Источник: kommersant.ru

Читайте также