Бабий Яр глазами Лозницы: в Москве прошла премьера

7

Московский еврейский кинофестиваль завершился российской премьерой монтажного фильма Сергея Лозницы «Бабий Яр. Контекст», который впервые был показан на 74-м Каннском кинофестивале. Никаких слов, только кино- и фотодокументы — страшные свидетели трагических событий. Но и они в умелых режиссерских руках способны говорить так, как он захочет.

До показа, ради которого многие и пришли, вручили призы. Жюри игрового конкурса под руководством режиссера Вадима Перельмана отметило как лучший фильм историческую драму «Город у реки» (Латвия–Чехия–Литва) о зарождении антисемитизма как системы, о тех нечеловеческих условиях, в которых люди каким-то образом выживают. Снял фильм латвийский режиссер Виестурс Кайриша, который смог присутствовать только виртуально.

«Были три-четыре великолепных фильма, из которых сложно было выбрать лучший, но мы сошлись в наших взглядах. Картина «Город у реки» — эпическая, но при этом тонко сделанная, ты просто чувствуешь ее. Великолепная работа», — прокомментировал выбор жюри Вадим Перельман. Приз жюри получила итальянская картина «Не возненавидь» Мауро Манчини, опять же об антисемитизме. Лучшим художественным короткометражным фильмом стал «Ее танец» израильского режиссера Бары Коэн, где затронута трансгендерная тема.

Жюри документального конкурса отметило как лучший документальный полнометражный фильм «Это была не любовь» Майи Сарфати из Израиля. Он рассказывает о любви еврейской узницы Освенцима и надзирателя СС, который позднее предстанет перед судом и вновь встретится со своей возлюбленной.

В короткометражной секции победила белорусская документальная анимация «263 ночи», созданная при участии Израиля и России режиссером из Минска Ириной Тарасовой. Озвучил фильм российский актер Аристарх Ливанов. Это реальная история 26 заключенных минского гетто, находившихся 263 дня в подвале до прихода Красной Армии. Член жюри, художник и писатель Саша Галицкий, приветствуя с экрана зрителей, сказал, что, прожив в Израиле 31 год, впервые посмотрел такое количество фильмов о евреях.

Бабий Яр глазами Лозницы: в Москве прошла премьера

В завершение вечера состоялась премьера двухчасовой картины «Бабий Яр. Контекст» Сергея Лозницы, созданной в копродукции Украины и Нидерландов на основе архивного киноматериала Красногорского архива кино- и фотодокументов, Госфильмофонда РФ и Центрального кинофотоархива Украины им. Г.С. Пшеничного. Лозница рассказал о трагических событиях на территории оккупированного Киева в 1941 году, где было уничтожено больше 33 тысяч евреев, событиях во Львове, немецкой оккупации и ее крахе. Смонтированы кадры, которые никак не прокомментированы словами. Бесценные свидетельства эпохи говорят сами за себя, хотя умелая режиссерская рука направляет в нужное русло. А зритель, в свою очередь, испытывает самые разные чувства в зависимости от душевной и эмоциональной организации, знания или незнания истории вопроса.

Сергей Лозница уже не раз делал монтажные картины, связанные с советским прошлым: «Блокада», «Государственные похороны» на основе «Великого прощания» Сергея Герасимова и Ильи Копалина, запечатлевших день смерти и похорон Сталина, «Процесс», основанный на фильме «13 дней. Дело Промпартии» 1930 года, производством которого руководил Яков Посельский, — о процессе в Колонном зале Дома Союзов, где судили советских инженеров.

Теперь — «Бабий Яр. Контекст». Сергей Лозница родился в Белоруссии, жил в Киеве, а теперь в Берлине. Он давно хочет снять игровую картину «Бабий Яр», но пока это не удалось, и пандемия тут сыграла свою роковую роль.

С детства Лозница помнит это страшное место, куда в годы Второй мировой войны сброшено порядка 33 тысяч евреев, убитых в сентябре 1941 года. И позднее там уничтожали не только евреев. Они составили треть или половину казненных. Убивали цыган целыми таборами, военнопленных, душевнобольных и партизан, простых горожан. Эта тема, которую пытались замалчивать многие годы, не давала покоя многим режиссерам. Кому-то из них удалось снять игровые картины, художественные достоинства которых можно по-разному оценивать. «Бабий Яр» снял украинский режиссер Николай Засеев-Руденко, где одну из ролей сыграла Элина Быстрицкая. Есть «Бабий Яр» Джефа Канева, снятый в копродукции Германии и Белоруссии. Был советский фильм «Дамский портной» Леонида Горовца.

Возможно, монтажный фильм Сергея Лозницы станет прологом к большому игровому проекту, которому сложно будет конкурировать с мощным документальным материалом. Сергей Лозница использовал фото- и кинодокументы Красногорского архива и Госфильмофонда России, Украинского киноархива им. Пшеничного. Материал богатый. Многие специалисты по холокосту прежде не видели многих кадров. На экране люди, которых уже нет. Нет, скорее всего, даже детей. Лица в хронике всегда самое ценное, и Лозница умеет это использовать. Камера способна зафиксировать все скрытое, неявное. И это вызывает у современного зрителя самые разные чувства, вплоть до протеста. Как и в прежних работах Лозницы, черно-белые кадры сменяются цветными.

В Киеве накануне прихода немцев что-то взрывают. Местные жители встречают оккупантов с плакатами. Для кого-то это свидетельство краха большевистского режима. Украинские девушки в национальных костюмах приветствуют немцев, и это мощные кадры. Самые обычные люди наблюдают за тем, как унижают таких же, как они, а потом возьмут лопаты и начнут рыть ямы для будущих жертв. Но они и сами жертвы.

На экране — цитата из Василия Гроссмана об Украине без евреев. Относится она к концу 1943 года. Убиты ремесленники, портные, сапожники, маляры, переплетчики, носильщики, каменщики, трактористы, шоферы, пекари, врачи, учителя, инженеры, бабушки, умевшие вязать чулки и печь вкусное печенье… Кадров расстрела практически нет — немцы старались не оставлять никаких свидетельств. Но при этом они как будто есть. Воображение зрителя способно дополнить то, что отсутствует, но зримо и очевидно.

Мы видим военнопленных — советских в начале и немецких ближе к финалу, кто-то из них улыбается, а может, это только кажется.

В Киев приезжают иностранные журналисты. Они посещают Бабий Яр, что-то записывают в блокнотах. В финале — публичная казнь немцев в Киеве в 1946 году. Толпы людей собираются посмотреть на повешение. В центре города установлено восемь виселиц. Казалось бы, справедливое возмездие, но от этих кадров становится не по себе.

В картине Лозницы есть кадры выступлений тех, кто выжил в те страшные дни, в частности, актрисы местного ТЮЗа Дины Проничевой. Это она вспоминала, как люди от страха мгновенно становились седыми. Ее свидетельства известны еще по документальному роману Анатолия Кузнецова «Бабий Яр», у которого тоже драматическая судьба.

Пройдет время, и в 1961 году Бабий Яр по распоряжению властей зальют строительной смесью кирпичного завода, чтобы ничто не напоминало о трагическом прошлом. На костях можно построить новую советскую жизнь. Но ее не будет. При замыве оврага глина прорвала дамбу, и поток грязи накрыл район Куреневка. Согласно независимой экспертизе, тогда погибло до полутора тысяч человек.

Одним из продюсеров картины стал российский режиссер Илья Хржановский, хорошо известный после проекта «Дау». В конце 2019 года он стал художественным руководителем мемориального центра «Бабий Яр». Его мама родилась на Украине, чудом осталась жива, спаслась от холокоста.

С момента появления Ильи Хржановского в проекте «Бабий Яр» страсти кипят вокруг его имени и разработанной его командой концепции интерактивного мемориального центра. Посетители будут проходить через темный лабиринт, испытывая мощное эмоциональное воздействие. Звуки, колебание температуры, запахи, гибкий пол создадут эффект погружения. Посетители смогут ощутить себя в роли жертв, тех, кому приходилось сжигать трупы.

После обнародования проекта Илью Хржановского обвинили в неуважении к жертвам и попытке превратить трагедию в игру.

Источник: www.mk.ru

Читайте также