Избирательная кампания не помогла бывшему губернатору

236

В Мосгорсуде (МГС) при рассмотрении жалоб на аресты бывшего губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева и главы группы фармацевтических компаний «Биотэк» Бориса Шпигеля подследственные сделали несколько громких заявлений. В частности, экс-чиновник сообщил, что переданные ему бизнесменом 20 млн руб., которые следствие считает взяткой, на самом деле являлись взносом в его избирательную кампанию, а подаренные господином Шпигелем часы Breguet стоимостью 5,7 млн руб. он якобы не хотел принимать и собирался вернуть, но помешал арест. В свою очередь, Борис Шпигель заявил, что готов сотрудничать со следствием. Однако в итоге суд жалобы защиты отклонил.

Первыми апелляционная инстанция МГС рассмотрела ходатайства защиты Ивана Белозерцева. Аргументируя свои возражения против ареста бывшего губернатора, его адвокаты сделали несколько неожиданных заявлений. В частности, они сказали, что 20 млн руб., переданные на тот момент действующему губернатору Борисом Шпигелем, являются не взяткой, как считает следствие, а взносом в будущую избирательную кампанию господина Белозерцева. Отметим, что адвокат господина Шпигеля Виктория Бурковская ранее говорила, что ее подзащитный передавал деньги на строительство психоневрологического санатория в Пензенской области.

Отстаивая свою версию, защитники экс-чиновника ссылались на данные прослушивания телефонных разговоров, распечатки которых имеются в уголовном деле.

Так, они отметили, что 29 июня и 30 июня 2020 года в записанных беседах прямо указывается на то, что деньги предназначены на избирательную кампанию. В другом разговоре, отметили адвокаты, представитель группы компаний господина Шпигеля в Пензенской области говорит своему шефу, что «плотно контачит» с региональным министром здравоохранения. Это, по мнению защиты, убедительно доказывает отсутствие какой-либо протекции со стороны губернатора бизнесу предпринимателя. Адвокаты также отметили, что в материалах дела имеется справка о том, что с 2012 года пензенская компания Бориса Шпигеля «Фармация» заключила 148 контрактов с региональными властями. Но, как отметила защита, господин Белозерцев возглавил область лишь в 2015 году, так что развитие бизнеса господина Шпигеля в области не зависело от личности ее губернатора.

Сам экс-губернатор, выступавший по видео-конференц-связи, также отмел обвинения в свой адрес. В частности, он указал, что не собирался брать в подарок от господина Шпигеля часы Breguet стоимостью 5,7 млн руб. и даже обматерил водителя, который их привез. Однако вернуть часы он не успел: сначала господин Шпигель улетел в Израиль, а затем задержали самого губернатора. И минивэном Mercedes, который следствие также считает взяткой от бизнесмена, по словам губернатора, он никогда не пользовался, а машина была оформлена в лизинг на группу компаний «Биотэк». Стало быть, заключил экс-чиновник, никакой выгоды он не получил. Наконец, господин Белозерцев вспомнил, что сам господин Шпигель ему жаловался на то, что его «зажимают» в Пензенской области, значит, ни о какой протекции со стороны главы региона быть не могло.

Выслушав оппонентов, и следователь СКР сделал неожиданное заявление. Он сообщил суду, что во время обыска в служебном кабинете Ивана Белозерцева было обнаружено незарегистрированное оружие и боеприпасы.

Конкретизировать свои слова следователь не стал, а адвокаты экс-губернатора позже сказали “Ъ”, что в протоколе обыска оружие не упоминается и им об этой находке не было известно. При этом защитники добавили, что их клиент — заядлый охотник, у него много оружия, но оно все лицензировано. Однако нетрудно предположить, что в деле господина Белозерцева вскоре может появиться еще одна статья УК РФ.

Следователь категорически возражал против изменения меры пресечения, отметив, что обвиняемый в получении взяток имеет обширные связи в органах власти, в правительстве Пензенской области и может использовать их для фальсификации доказательств по делу, а также для уничтожения реальных улик. В итоге суд согласился со следствием и жалобы защиты отклонил.

Рассмотрение ходатайства защиты Бориса Шпигеля началось с того, что, отвечая по видео-конференц-связи на вопрос судьи, бизнесмен сказал, что плохо понимает происходящее и ему тяжело дышать. Он также пожаловался на озноб и давление — 70/30. Однако при этом он попросил суд не откладывать заседание, на чем принялись настаивать его адвокаты.

Медицинская тема заняла значительную часть заседания: адвокаты требовали вызвать в качестве свидетелей личных врачей бизнесмена и других специалистов, после чего зачитали заключения медиков, в том числе из Израиля и Италии, которые, по мнению адвокатов, говорят о том, что дальнейшее содержание их подзащитного в СИЗО грозит ему смертью.

Следствие в ответ указало, что врачи дважды осматривали обвиняемого за время ареста и не нашли никаких подтверждений выводам специалистов, на которых ссылается защита.

Ни одно из заболеваний, которые диагностированы у господина Шпигеля, указал представитель СКР, не входит в перечень заболеваний, при которых человека нельзя содержать в СИЗО.

После этого суд поинтересовался самочувствием господина Шпигеля, и в итоге к последнему вызвали врачей, которые сделали ему укол.

Затем бизнесмен неожиданно заявил, что готов сотрудничать со следствием, и обратился к своим адвокатам с просьбой организовать ему «встречу со следователем». Следователь отметил, что никаких ходатайств о допросе адвокаты обвиняемого ему не направляли, а сам Борис Шпигель от дачи показаний отказывался.

Выступая перед судом, бизнесмен связал свой арест с «наездом губернатора и его сыновей», но не стал конкретизировать это заявление. По словам господина Шпигеля, он знал, что его прослушивают, но не сменил номер телефона, что подчеркивает его намерение ничего не утаивать. «Я всегда сотрудничал с властью и больше не хочу вмешательства СМИ и правозащитников в дело — пусть правосудие само разберется»,— резюмировал он. Впрочем, это заявление не помогло Борису Шпигелю — МГС посчитал его арест законным и обоснованным. После заседания адвокаты бизнесмена попросили следователя разрешить им экстренную встречу с клиентом, тот не возражал.

Владислав Трифонов

Источник: kommersant.ru

Читайте также: