Мечта пенсионеров: устройство дневных домов престарелых в США удивило удобством

30

Ваших пожилых и уже не очень здоровых родителей, пока вы весь день на работе, забирают из дома в специальный центр, где им оказывают медицинскую помощь, кормят, организуют досуг… Мечта? Для американцев это реальность.

Автобусы с надписью «Adult Day Care» и каким-нибудь бодрящим названием типа «Long Life» или «Forever Young» можно часто видеть на улицах крупных американских городов – Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса, Майами… Заведения, которые владеют этими транспортными средствами, русскоязычные иммигранты именуют «садиками» – на самом деле, это дневные центры досуга для пенсионеров и инвалидов. Содержат их чаще всего некоммерческие организации медицинского или пенсионерского профиля.

«Садиками» их прозвали по аналогии с детскими садами: те, кто посещает «садик», ежедневно проводят там целый день (некоторые «садики» работают даже в выходные), с медицинской помощью, двухразовым питанием и массой всяческих развлечений – экскурсиями, лекциями, физкультурными занятиями, просмотром фильмов, концертами, шопингом… Все это для большинства клиентов бесплатно, как и транспорт: заберут от дома, отвезут в «садик», а в конце дня доставят домой.

За все платит Медикейд

За пребывание пожилых людей и людей с ограниченными возможностями в таких центрах чаще всего платит государственная программа медицинского страхования малоимущих – Medicaid. Впрочем, бывают и другие источники оплаты – вот что, например, пишет на своем сайте компания Active Day, у которой в штате Нью-Джерси 14 дневных центров:

«Мы поможем вам разобраться с широким спектром вариантов оплаты, чтобы вы могли с уверенностью принять решение о посещении одного из наших центров… В число способов оплаты входят частная оплата, страховка на случай долговременного ухода, Медикейд, а также возможные местные гранты. В дополнение к этому, у нас есть также доступ к гранту Ассоциации борьбы с болезнью Альцгеймера».

К этому списку можно добавить оплату «садиков» за счет Управления по делам ветеранов США. Оно занимается медицинским и социальным обслуживанием ветеранов войн – от Второй мировой до афганской и иракской. Наши, экс-советские ветераны войны остаются за бортом американской опеки над ветеранами, что, в общем-то, вполне логично: людей, проливавших кровь за некое государство, должно обеспечивать всем необходимым именно то государство, а не другая страна, в которой они оказались по воле судьбы.

Впрочем, нашим старикам в Америке грех жаловаться: даже если они никогда не служили в американской армии и ни дня не проработали в США, им, при отсутствии средств к существованию (богатенькие среди наших встречаются редко), платят пособия по бедности, обеспечивают медициной, продовольственной помощью, и те же «садики» для них бесплатны. Более того, они ими любимы! Да и как не любить бесплатные развлечения, медицинские услуги, питание, а главное – общение со своими сверстниками, говорящими на твоем родном языке? Для многих, особенно одиноких, людей, «садики» – это посланная свыше благодать, окно в мир, стимул к продолжению жизни.

«Я езжу в «садик» каждый день, и он меня держит в форме: с утра надо привести себя в порядок, хорошо одеться. Потом приезжаешь туда, где много наших, русскоязычных, и среди них есть несколько, с кем у меня общие интересы. Мы общаемся, делимся своими мыслями и заботами, вместе проводим время… А что бы я делала, сидя дома одна-одинешенька?» – так говорила знакомая грузинка Дали, жившая в Нью-Джерси. Сейчас она уже ушла в мир иной, но благодаря «садику» прожила, несмотря на многие серьезные заболевания, до 90 с лишним лет.

Забава для иммигрантов

В Штатах можно наблюдать парадоксальную ситуацию: «садиков» в больших городах и пригородах очень много, ими пользуется масса народу, но среди их клиентов мало «настоящих американцев» – преобладают иммигранты из республик бывшего СССР, Китая, Южной Кореи, Мексики, Колумбии, Доминиканской Республики, Гаити… Объясняется это различиями в менталитете: американцы отличаются от большинства других народов своей нелюбовью к государству, недоверием к нему, нежеланием платить ему налоги и пользоваться какой-либо социальной помощью. «Настоящие американцы» любят с гордостью сообщать другим, что они никогда не получали пособий по безработице, инвалидности, бедности – это считается гражданской доблестью. Родившиеся и выросшие в Америке люди так воспитаны – их с дошкольного возраста приучают работать до седьмого пота, надеяться только на себя и стремиться к тому, чтобы стать богатым и знаменитым. Таков выработанный исторически путь к «американской мечте».

Мечта пенсионеров: устройство дневных домов престарелых в США удивило удобством

По данным Национального центра статистики здравоохранения США, количество «садиков» по всей Америке превышает 4600, число их клиентов приближается к 300 000. Но этнического состава клиентуры «садиков» в открытом доступе не существует. Могу лишь предположить навскидку, что из этой 300-тысячной численности, «наши» составляют не менее 20%, то есть порядка 60 тысяч. Русскоязычных людей в США насчитывается миллиона три — и это только выходцев из старой РСФСР и современной России. Сколько из них стариков и инвалидов, потенциальных клиентов «садиков» – сказать трудно, можно только на глазок оценить их удельный вес как достаточно большой, особенно в последней волне эмиграции (с 80-х годов по наше время). И очевидно, что пользуются «садиками» в основном люди одинокие, имеющие психологические проблемы. Посещение «садиков» очень многим продлевает жизнь – об этом вам скажет любой из наших стариков, живущих за океаном и пользующихся «садиком».

Дневные центры досуга бывают разные: например, некоторые из них специализируются на обслуживании людей, страдающих деменцией. У «садиков» бывает разный режим работы, разный набор услуг, разная стоимость обслуживания (иногда она достигает $100 в день, а то и больше, но мало кто из посещающих «садики» платит из своего кармана). В зависимости от состава клиентуры «садик» может быть двуязычным или работать на каком-то одном языке – к примеру, на Брайтон-Бич в Нью-Йорке вряд ли понадобится какой-либо другой язык, кроме русского. Но если потребуется, проблем с двуязычными кадрами не будет – в Америке их много, с любым языком.

Более сложно бывает получить лицензию на «садик» как на частный бизнес и оформить его статус как некоммерческой организации (НКО), чтобы иметь льготы от государства. Как рассказывали владельцы одного «садика» в пригороде Майами, для получения лицензии им пришлось иметь дело с властями штата и города, и этот процесс занял год. Потребовалось полностью переоборудовать помещение, чтобы все было приспособлено для людей с ограниченными возможностями.

Мечта пенсионеров: устройство дневных домов престарелых в США удивило удобством

Много времени – от полугода до полутора лет – занимает процесс оформления оплаты через Медикейд пребывания в центре дневного досуга. Но немало предприимчивых людей из числа наших эмигрантов берутся за этот бизнес – хотя бизнесом в полном смысле содержание «садика» не является. Не зря НКО по-английски называется «non-profit organization», т.е. в буквальном переводе – «бесприбыльная организация». Если успешно раскрутить «садик» или, если очень повезет, создать целую систему «садиков», то этот бизнес будет кормить его владельцев и тех, кто там работает, но о какой-либо реальной прибыли говорить не приходится.

Приживутся ли «садики» в России?

А что в России? В России тоже есть «садики», хотя их редко так называют. Первый центр обслуживания пенсионеров появился в России еще в 1989 году. Далее подобные заведения стали открываться в разных городах РФ, они неизменно пользуются популярностью, но количество их растет очень медленно. Говорят, что самым «урожайным» был 2015 год, когда в стране было открыто 58 центров досуга для пенсионеров, и что сейчас их более ста. Насколько «более» – не знаю, но даже если речь идет о нескольких сотнях, это мало впечатляет.

По данным Росстата, в стране живет 46 млн пенсионеров – это почти каждый третий россиянин. Если сюда добавить 12 млн человек с инвалидностью (данные Минтруда РФ), то получается больше трети населения. Если мы, пытаясь вычислить потенциальную клиентуру российских «садиков», предположим, что она составляет, допустим, всего лишь 3% от 58 млн пенсионеров и инвалидов, т.е. 1,74 млн человек, то центров досуга должно быть порядка 15 тысяч. Или я что-то методологически неверно оцениваю? Тогда пусть меня поправят более квалифицированные товарищи из ведомств, которые занимаются данным вопросом.

Вероятно, центров дневного досуга (часто их именуют ЦСО – центры социального обслуживания, кое-где их называют клубами) в России мало потому, что они финансируются из средств муниципалитетов. В Москве, Санкт-Петербурге и прочих крупных городах такие заведения уже неплохо распространились, а там, где «труба пониже и дым пожиже», пока встречаются редко.

Думаю, России пошло бы на пользу более интенсивное развитие сети таких центров, которые продлевают жизнь и улучшают здоровье. Ведь и по продолжительности жизни, и по здоровью населения Россия не входит в число передовых стран. Деньги, вложенные в «садики», могли бы принести реальную отдачу. Во всяком случае, американский опыт это наглядно демонстрирует.

Источник: www.mk.ru
Вам также может понравиться