Политолог рассказал о заказчиках протестов в Казахстане: какова роль России

24

«Я не считаю себя экспертом по Казахстану, учтите», — предупредил меня политтехнолог и социолог Пётр Милосердов, соглашаясь на интервью.

Но в конце-концов других специалистов по этой далёкой, хоть и граничащей с нами, среднеазиатской республики в России практически нет. Это вам не Украина.

Поэтому мнение человека, в 2018-м году обвинённого в подготовке госпереворота в Казахстане и даже отсидевшего за это, особенно ценно.

Мы спросили Петра Милосердова о возможных заказчиках протестов и что ждёт Казахстан дальше, а также реально ли использовать нынешнюю заваруху для улучшения положения трёх миллионов русских Казахстана.

— Насколько события в Казахстане произошли внезапно? Все как-то ждали обострения ситуации на Украине и вдруг — вспыхнул Казахстан.

— Вы знаете, поскольку у нас нет полноценных экспертов по Казахстану, то, разумеется, произошедшее нам кажется внезапным. Как если бы произошёл переворот в какой-нибудь условной Намибии, и мы бы тоже наверняка удивились этому. Просто потому, что мы ничего о Намибии не знаем. Я допускаю, что процессы, происходящие сейчас в Казахстане, зрели уже давно. К сожалению, в России этим мало кто интересовался до недавнего времени.

— Да, Казахстан для России далёк и малопонятен, хотя у нас вроде бы шесть тысяч километров общей границы, больше, чем с кем бы то ни было.

— Ну, если говорить начистоту, далёки от нас не только Казахстан, но и, к примеру, Молдавия, да даже та же Украина. Людей, готовых дать независимую и компетентную оценку того, что там происходит, можно по пальцам одной руки перечесть. И ещё неизвестно, доходит ли информация от этих специалистов до тех, кто принимает решения в России.

— Однако же почему-то Токаев обратился именно к Путину, чтобы решить свои проблемы? Причём сделал упор, что во всем виноваты некие внешние злонамеренные силы, пытающиеся раскачать ситуацию в стране, чтобы обосновать законность вмешательства ОДКБ.

— Организовать внешним силам мятеж в Казахстане практически нереально. Казахстан является тоталитарным государством наподобие той же Туркмении, где в принципе невозможно наружное вмешательство. Так что подобная версия исключается сразу. Что касается двадцати тысяч вооруженных террористов, якобы проникнувших на его территорию, чтобы вы понимали: двадцать тысяч — это две дивизии. Их переброска физически займёт не менее недели. А ещё инфраструктура, оружие, питание… Это явный бред.

Никто в него и не поверил. Целью всего, как я думаю, было доказать, что предыдущие силовики, поставленные Назарбаевым, все профукали. Это и стало предлогом для того, чтобы их убрать. Второе, я уверен, что организовали все местные люди, ядро протестующих собрали также из здешней молодёжи. Привезли, куда следует, дали палки в руки и показали, куда идти и что бить. Кому это было выгодно? Не буду говорить того, о чем не знаю, но, вероятнее всего, организаторы беспорядков решили поучаствовать в нынешнем транзите власти, активов и денег от Назарбаева к Токаеву. Причём возможен и такой вариант, что самого Токаева в свою очередь тоже подтолкнули к такому решению. А в силу низкой политической культуры присоединившиеся к беспорядкам выражали своё недовольство властью, режимом Назарбаева, социальной политикой, как могли. Ну, не умеют казахи бунтовать иначе, кроме как устраивать погромы. Это не их вина. Это их беда. Что за тридцать лет независимости тут ни дня не было зачатков демократии. Поэтому в возникшей ситуации, ничего, кроме как взять в руки палки, они не знают. Не знают другого способа общения с властью.

— Подождите, Назарбаев — он же старый лис, опытный аппаратчик. Как он вообще мог допустить такое?

— Я думаю, что при передаче президентских полномочий Токаеву Назарбаев все рассчитал в принципе правильно, но с тех пор прошло уже два года, и какой бы номинальной и декоративной фигурой нынешний президент не был, за это время он неизбежно оброс окружением, которое и стало его подталкивать к очередному большому перепилу в Казахстане. Это все в рамках традиции. Давайте говорить честно: любое большое состояние здесь было нажито грабежом друг друга. С моей точки зрения, процесс передачи власти и активов от Назарбаева Токаеву был неизбежен, хотя, возможно, этого перехода могло бы хватить на остаток жизни Елбасы, но не хватило.

— А те же западники? Англичане, которые имеют свои бизнес-интересы в Казахстане. Так где же они сейчас? Почему ничего не предпринимают? Вы писали о том, что здешняя экономика – полезные ископаемые, нефть, газ, цветмет, большинство предприятий по их переработке принадлежит иностранцам, в основном – UK. Вообще, роль Великобритании здесь трудно переоценить. Так, например, бывший премьер-министр UK Тони Блэр был советником Назарбаева. А родной брат Тони Блэра, судья Вильям Блэр осудил к тюремному заключению в Англии оппонента Назарбаева – Мухтара Аблязова.

— Мы не знаем, вмешиваются англичане или нет, во-первых, поскольку, полагаю, что разведка в Великобритании настоящая и себя не выдаёт. А во-вторых, соблюдение интересов Великобритании гарантировано имуществом казахских олигархов в Лондоне. Если погуглите, то увидите, что оно вполне сопоставимо с имуществом российских олигархов там же.

— То есть все они на крючке?

— Конечно.

— Накануне читала пост в соцсети про закрытые швейцарские школы, где детей казахстанских миллионеров едва ли не больше, чем российских.

— Так и есть. И все самые жуткие пьянки и дебоши в лондонских клубах, чтобы вы знали, устраивают не юные российские мажоры, а казахские сынки.

— Из туманного Лондона вернёмся в бунтующий Казахстан. Там проживает сейчас три с лишним миллиона русских. Что им-то теперь делать? Ведь миротворческие войска будут восприняты именно как российская оккупация, даже если это будут белорусы или армяне.

— Любой мятеж в Казахстане кем-то организован и распланирован, на самотёк его не поставят. Так как ввод войск ОДКБ выгоден правящему клану, я думаю, максимум что-то могут в спину русским прошипеть. Чтобы казахи сейчас по собственной инициативе стали бить русских, такого не будет.

— Позвольте с вами не совсем согласиться. Вы знаете, ещё школьницей в 1991-м году я ездила к родственникам на полуостров Мангышлак в город Шевченко, ныне Актау. В наш поезд, пока он шёл, бросали камни и палки, били стекла, мне было очень страшно.

— Ничего удивительно в этом нет. В этих краях живут адайцы (они называют себя «адаевцы») – довольно беспокойный и пассионарный казахский субэтнос. Они много кого забрасывали камнями и палками. Желающие могут найти в открытом доступе информацию о том, как адайцы в 1980-х выгнали чеченцев, ещё ранее били приезжавшую на «комсомольские стройки» нефтяных и газовых разработок советскую молодежь. Так что это особый случай. На самом деле при Назарбаеве такие вещи пресекались. Елбасы прекрасно отдавал себе отчёт, что русские — важная деталь его политической системы, это инженеры, врачи. Он не был заинтересован в том, чтобы русские специалисты покинули Казахстан.

— Однако же кириллицу на латиницу поменял.

— Назарбаев стремился самоидентифицироваться. После провозглашения независимости — почти неизбежная история в бывших республиках СССР. Но надо признать, что относительный межнациональный мир и спокойствие при прежнем вожде сохранялись. И мятежи антирусские в стихийной форме сейчас невозможны, если их, конечно, кто-то специально не организует, как это было в прошлом году против народности дунган.

— Но сейчас-то Россия может извлечь пользу из своей помощи Токаеву в плане содействия нашим соотечественникам?

— Что касается «русские своих не бросают» — то это только в кино. Вспомните Чечню да и ещё много чего. Когда-то давно, лет 20 назад, я работал в одном государстве бывшего СССР. Довольно долго, несколько лет. Чтобы не уходить в излишние подробности занимался политтехнологическим обеспечением местных олигархов, «ориентированных на Москву». Финансирование нашей «фирмы» шло по линии тех же олигархов. Политику «фирмы» определяли они же, но с оглядкой на Россию, откуда регулярно приезжали товарищи с «ценными указаниями», дилетантскими советами. Иногда – с конвертами. В итоге, не без некоторых оснований считалось, что наша «фирма» защищает интересы России. И вроде как выглядела эта деятельность бурной. Там выборы выиграем, тут телеканал под себя «построим». Там медиа-кампания, тут – очередной оппозиционер, ещё вчера ненавидевший Россию, внезапно перейдёт на нашу сторону. То «Год дружбы» объявим, а то и целый министр нужный документ подпишет, или глава государства что-то правильное скажет. По мелочи – постоянно какие-то делегации ездили, круглые столы на тему дружбы проводили. Денег уходило умопомрачительное количество. На деле это всё было довольно дорогостоящим обеспечением «дружбы» некоторых местных элит с российскими. Так-то ничего, но «дружба» с нашими имела исключительно коммерческий мотив. С обеих сторон, разумеется. Элиты местные были алчные мелкой колхозной жадностью. Собственный народ их терпеть не мог. В самом государстве этом была гигантская русская община. А ещё больше было тех, чей родной язык и культура – русские. И ещё — немало было тех, кто к русским себя не относил вовсе, но на Россию традиционно смотрел с уважением. И вот как-то выпили мы с одним хорошим русским человеком из местных, который всё видел и всё понимал. После очередной рюмки он произнёс: «Если бы Россия действительно бы хотела защитить свои интересы – она бы не тратила кучу денег на вас всех и на местную сволочь. На эти деньги можно было бы всем школьникам страны раздать учебники на русском языке. Открыть с пару десятков русских школ. Открыть обучающие лагеря для молодежи. И через 10 лет вы бы получили здесь пророссийское население». Возразить мне ему было нечего. В конечном итоге защищать в той стране интересы России поехала бронетехника. Как и сегодня в Казахстане.

— Ну, а так что же надо делать сейчас, по-вашему?

— Развести в стороны межгосударственную коммерцию и идеологическую работу с местным населением. Работать напрямую с населением той страны, без посредничества местных коррумпированных вождей. Работать через созданные самими же организации, причем лучше 100 организаций по 10 человек, чем 1 по 1000 – меньше воровства и очковтирательства, больше конкурентности и результата. Работать со всеми местными элитами – правящими, альтернативными, националистами, коммунистами, профсоюзами, церковью. Делать ставку на работу с образованием детей и молодежи. То есть на учебники, курсы, лагеря, школы. Русскому населению – официальный документ – «карта русского». С правом безвиза, льготного трудоустройства и бесплатного обучения в России. Создать систему микро-грантов для любых активистов. Поддерживать любой небольшой русско-ориентированный проект, начиная от выставки открыток в библиотеке, кончая концертами. Защищать прорусских активистов, кто бы их не обижал. Мы должны не равнодушно мониторить внутриполитическую ситуацию в странах с русской общиной, как сейчас. Мы, по сути, должны ей управлять. Где-то исподволь, где-то демонстративно громко. Действуя, безусловно, в интересах русских. И очередной Янукович-Назарбаев должен действовать с оглядкой на национальные интересы России, а не своих бизнес-партнёров в Москве.

— Думаете, это возможно?

— Думаю, этого не будет никогда. Отрицательный кадровый отбор приводит на российскую государственную службу людей равнодушных и некомпетентных. На хлебных местах – всё те же «блатные» — сынки, детки, любовницы. Российским элитам нечего транслировать во внешний мир. Что могут они предложить, кроме периферийного капитализма, построенного на клептократии, архаике и дичайшем социальном расслоении? Ни-че-го, кроме миротворца с автоматом.

— То есть, по-вашему, ввод войск ОДКБ — это не однозначное решение?

— Это чисто политический шаг со стороны Токаева, чтобы показать назарбаевским кланам, что он опирается на Россию, что его здесь поддерживают. Всей этой протестующей публики с улиц никакие войска ОДКБ не нужны, для их разгона достаточно пары телефонных звонков между кланами. А мародеров и дураков легко и быстро уберёт полиция. Но для России данная ситуация тоже беспроигрышная. Она становится гарантом новых договоренностей между казахстанскими элитами. Так же, как за год до этого стала гарантом договоренностей между Арменией и Азербайджаном по поводу Карабаха.

— Хотя вы и назвали себя скромно «не самым большим экспертом по Казахстану», однако, именно вас в своё время ни много ни мало обвинили в 2018-м году в подготовке госпереворота в этой стране и осудили на два года лишения свободы. Свою вину вы так и не признали.

— Я занимался социологическими исследованиями в Казахстане, приехал, переговорил с местной оппозицией, но поскольку Казахстан является авторитарным государством, не допускающим никаких, кроме как санкционированных сверху, проявлений общественно-политической жизни, моя работа была трактована как попытка прозондировать почву для подготовки переворота. Моя посадка была проведена руками российских спецслужб, хотя у меня есть официальная бумага из Генеральной прокуратуры Казахстана, что ко мне они никаких вопросов и претензий не имеют. Но — попросили другие казахские коллеги и было возбуждено уголовное дело. Те, кому было нужно, договорились между собой. В Казахстане хорошо знают поговорку о том, что осел, гружённый золотом, берет города лучше войск. Хочу напомнить, что даже бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр работал советником у Назарбаева, насколько известно, получал за это отличную зарплату в десятки миллионов фунтов стерлингов. Агентов влияния в Казахстане покупают на корню и задорого. И на месте руководства российских спецслужб я бы задумался, на кого на самом деле работают их сотрудники здесь. И насколько объективна эта работа.

— Интересно, а Назарбаев вернётся? Ходят слухи, что его уже нет в Казахстане. Я слышала версию, что он в Дубае.

— В любом случае он уже не игрок, я думаю.

— Как вы предполагаете дальнейшее развитие событий? Насколько это долгоиграющее, как в Украине, противостояние или зачистка протестующих элементов будет быстрой?

— Я думаю, что одновременно с вводом сил ОДКБ были проведены нужные консультации с нужными людьми в треугольнике Москва-Назарбаев-Токаев, и, скорее всего, пасьянс уже разложен и все быстро сойдёт на нет, как будто бы ничего и не было.

Источник: www.mk.ru
Вам также может понравиться