Приморский ОМОН изнутри: «Перед взрывом не забудьте заткнуть уши»

9

ОМОН — Отряд мобильный особого назначения. Так сейчас называется то, что раньше было Отрядом милиции особого назначения. Несмотря на то что череда реформ немного изменила название отряда, аббревиатура осталась привычно знакомой. Равно как цели и задачи, стоящие перед сотрудниками. Специальные подразделения привлекаются для обеспечения правопорядка и безопасности, в том числе на массовых акциях и мероприятиях, а также в «горячих точках» на территории России.

Корреспондент «МК» побывала на тренировке ОМОНа Приморского края и смогла узнать, с решением каких задач приходится сталкиваться росгвардейцам.

Владивосток — город-порт на Дальнем Востоке России, расположенный на полуострове Муравьева-Амурского в заливе Петра Великого Японского моря. Скажу уверенно, даже семичасовой показавшийся вечностью перелет не омрачил моих впечатлений от встречи со столицей Приморья. 

Мой визит здесь совсем не туристический и, к сожалению, насладиться в полной мере красотами края времени нет. На курсе экстремальной журналистики «Бастион», благодаря которому я и оказалась в этом удивительном городе, каждая минута расписана. Как рассказали организаторы: за десять дней надо уместить в головы слушателей – журналистов, специализирующихся на освещении деятельности силовых структур, увесистый багаж знаний.

Четвертый день занятий проходил на территории Отряда мобильного особого назначения Приморского края, где сотрудники провели показательные выступления по пресечению массовых протестных акций и групповых нарушений общественного порядка.

На площадке толпа танцующих и просто праздно шатающихся людей, одетых «по гражданке». Заместитель командира отряда, начальник отделения по работе с личным составом майор полиции Антон Шаповалов поясняет:

— Сейчас мы покажем работу спецподразделения, уделив особое внимание поведению представителей средств массовой информации на подобных мероприятиях.

— Как должен себя вести обычный человек, случайно оказавшийся в толпе? — интересуются коллеги?

— Прежде всего, он должен выполнять четкие требования сотрудников полиции, которые сообщают об ответственности за нарушение общественного порядка и просят покинуть зону происходящего либо назревающего конфликта.

— А журналистам что делать, чтобы не попасть под горячую руку бойца?

— То же самое — отойти и работать на безопасном расстоянии.

Неожиданно на площадку вбегают омоновцы. Перепутать их с кем-то сложно. Черная форма, лица скрыты под шлемами, щиты, дубинки. Двумя шеренгами, как живая стена, они направляются к беснующейся толпе, которую изображают их переодетые коллеги.

Кто-то из псевдонарушителей тем временем уже для большей реалистичности инициировал драку. Сотрудники просят успокоиться и покинуть площадку, но «отдыхающие» явно не спешат внять требованиям стражей правопорядка. Все дальнейшее происходит так быстро, что мы еле успеваем разбежаться в стороны. Считанные секунды — и явные хулиганы оказываются уже отсечены стеной бойцов от своих более спокойных единомышленников. 

Во второй раз росгвардейцам пришлось подавлять уже более агрессивных митингующих.

Святых, конечно, нет нигде. В Сети периодически всплывают видео слишком «жесткого» задержания со стороны бойцов. Каждый случай применения силы со стороны сотрудника, конечно же, требует отдельной проверки. Но, глядя на поведение некоторых митингующих, понимаешь, что по-другому порой никак.

Приморский ОМОН изнутри:  «Перед взрывом не забудьте заткнуть уши»

Не забудьте заткнуть уши

Второй сценарий – типовая ситуация по задержанию группы преступников, которые скрываются в квартире, где удерживают заложников.

Бронеавтомобиль «Тигр» подъезжает к подъезду. Из джипа выбегает штурмовая группа и устремляется внутрь. Еле успеваем за бойцами, чтобы не пропустить самое интересное.

— Перед взрывом спецсредства не забудьте заткнуть уши и открыть рот, — командует майор. – Это поможет избежать легкой контузии.

На полу посреди комнаты лежат двое мужчин, над ними, направив автоматы, нависли два условных преступника. 

Оглушительный взрыв. Рекомендациям майора, как и следовало ожидать, последовали единицы. А зря. В ушах звенело еще долго…

В комнату залетают четверо вооруженных сотрудников. Крики, стрельба. Бандиты уничтожены, заложники освобождены.  

— А если при проведении настоящего штурма сотрудник ранит бандита, что тогда? — спрашивает коллега из местного издания.

— Вызовем «скорую» и будем оказывать первую помощь до приезда медиков, — отвечает боец, не снимая с лица балаклавы. 

— Так он же бандит, — недоумевает девушка.

— По закону любой гражданин имеет право на оказание помощи, это не освобождает его от ответственности перед законом за содеянное. Мы как представители власти обязаны оказывать эту помощь всем.

— Сколько сотрудников принимали участие в задержании? — интересуюсь у майора.

Он один из тех немногих сотрудников спецподразделения, кто может открыто общаться с прессой. Большинству омоновцев запрещено не только разговаривать с посторонними, но даже называть свои имена или показывать лица.

— Условные преступники обезврежены штурмовой группой из четырех человек, пояснил Антон. — Их прикрывала снайперская пара на удалении, они осуществляли контроль за окнами дома с целью идентификации преступников внутри. Любые штурмовые действия осуществляются после взрыва спецсредства, либо после  выстрела снайпера. Когда группа зашла, преступники, которые удерживали заложников, оказали вооруженное сопротивление, и были, соответственно, нейтрализованы ответным огнем. Дальше заложники были освобождены, никто не пострадал.

Приморский ОМОН изнутри:  «Перед взрывом не забудьте заткнуть уши»

— Как себя вести, если не дай Бог оказался в заложниках?

— В первую очередь, выполнять те требования, которые им предъявляют преступники, не противоречить и не пытаться что-то доказать. В случае начала действий штурмовой группы, необходимо сразу лечь на пол, чтобы не находиться на линии огня. Либо выполнять то, что говорят сотрудники силовых структур, дабы обезопасить себя.

— А в реальности как происходит? Ведь люди в состоянии сильного стресса могут просто не понимать обращенную речь, могут начать кричать или попытаться убежать. Как вы их тогда успокаиваете?

— При проведении любой спецоперации организуют оперативный штаб, куда входит психолог, который окажет квалифицированную помощь. Непосредственно на месте мы можем только поддержать жертв словами и попытаться успокоить. Но не более того. 

— На вашей практике были случаи, чтобы заложники мешали проведению операции, бежали к вам навстречу, оказываясь на линии огня?

— На территории края, к счастью, не было таких случаев. Обычно никто не мешает. Криминогенная обстановка в крае достаточно стабильная, находится под контролем органов исполнительной власти. Нам в основном приходится встречаться со случаями, скажем так, «бытового» захвата заложников. К примеру, муж напился и удерживает жену  в квартире, а она в панике звонит в экстренные службы.  Для освобождения заложников в более серьезных случаях, помимо нас, привлекаются и другие службы. Это масштабное комплексное мероприятие. 

— Как проходит рабочая смена на дежурстве? Чем сотрудники заняты, если все спокойно?

— Проводятся занятия по физической подготовке, по огневой, по топографии, инженерная подготовка, медицинская, правовая. Бойцы все время заняты, совершенствуют свои знания и практические навыки, которые необходимы им при выполнении реальных задач. Вызов поступил — в течение пяти минут экипировались, и все —  группа готова выдвигаться. 

— Расскажите про экипировку и вооружение сотрудников.

— Вся экипировка делится на две категории: легкая и тяжелая. Легкая используется при выполнении задач по массовым беспорядкам. Это щиты, легкие пластиковые шлема, легкие бронежилеты. Они должны защитить от палок, камней, бутылок и при этом позволить сотруднику быть достаточно мобильным.  Тяжелую экипировку используют при проведении специальных мероприятий. К примеру,  в рамках контртеррористических операций. Оружие также зависит от поставленной задачи. На самом деле, это не одно какое-то оружие. Видов очень много. Оно закрепляется за сотрудниками, исходя из их специализации. У снайпера одно, у штурмовика — другое. У каждого от трех до 8-10 единиц различного вооружения. Это и пистолеты, и обычные пулеметы, крупнокалиберные пулеметы, снайперские винтовки. 

— Какими качествами должен обладать боец ОМОН?

— Стрессоустойчивость, хорошая физическая подготовка. Мы — боевое подразделение. При приеме на службу приоритет отдаем тем людям, которые уже обладают навыками каких-либо единоборств. Главная задача руководителей –  развивать в бойцах те навыки и умения, которые у него есть, и направлять наши действия на сплочение коллектива. Все, чем мы занимаемся, предусматривает работу в группе. Соответственно, каждый сотрудник должен быть уверен в своем товарище. Наша задача сплотить коллектив.

— Девушки служат у вас?

— Служат в обеспечивающих подразделениях. «Боевиков-девушек» у нас, конечно же, нет, — смеется майор. — Даже несмотря на то, что девушки разные бывают, это все-таки мужская работа.

Источник: www.mk.ru

Читайте также