У задавившей детей студентки Башкировой неожиданно нашлись защитники

9

Повторный арест и помещение в СИЗО 18-летней Валерии Башкировой, сбившей на пешеходном переходе в Солнцево за рулем «Мазды» троих детей (двое мальчиков скончались в больнице), неожиданно вызвал дискуссию в адвокатском сообществе. По мнению некоторых юристов, следствие и прокуратура пошли на поводу у возмущенной общественности — повода для пересмотра меры пресечения не было. Впрочем, с этой точкой зрения категорически не согласны известные правозащитники и общественные деятели.

Напомним, что на следующий день после жуткого ДТП Никулинский суд избрал для Башкировой домашний арест. На тот момент было известно о гибели одного ребенка. Однако в тот же день из больницы пришли печальный известия — медикам не удалось спасти жизнь второго ребенка, получившего страшные травмы.

На следующий день ГСУ ГУ МВД по Москве изменило обвинение на более тяжкое — «нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц» и вышло в Тверской суд с ходатайством об изменении меры пресечения на заключение под стражу. Уже 19 июля Башкирову прямо в зале суда взяли под стражу — в СИЗО она будет находиться до 16 сентября. 

При этом уже известно, что водитель была в трезвом состоянии. Кроме того, выяснилось, что Виктория была малоопытным водителем: права она получила в 2020 году.

Одним из первых за девушку вступился адвокат Сергей Жорин, защищавший блогера Эдварда Била после громкого ДТП в центре Москвы. По словам адвоката, у следствия были все основания ограничиться более мягкой мерой, тем более, что у Башкировой есть регистрация и жилплощадь в Москве, где она могла бы отбывать домашний арест, девушка не была в алкогольном опьянении, не скрылась с места ДТП. 

По словам других юристов, мера пресечения была изменена «под воздействием общего психоза» общественности, которая не всегда отличает меру пресечения от приговора.

— Обычные люди порой не различают меру пресечения и наказание. Мера пресечения необходима прежде всего для обеспечения явки подозреваемого (обвиняемого) в следствие и в суд, для исключения возможности помешать следствию, скрыться. Наказание же назначает в итоге суд после рассмотрения дела, в пределах, определенных уголовным законом. Наказание может быть иным, чем мера пресечения, применяемая на время следствия и суда.

Домашний арест Башкировой отвечал всем предъявляемым законом требованиям, сказал «МК» адвокат Игорь Муханов. 

По словам адвоката Натальи Моросниковой, следствие «молниеносно» вышло с новым ходатайством из-за ажиотажа в СМИ, громких выступлений депутатов. И это несмотря на то, что и так тяжкое преступление после гибели второго ребенка «тяжелее» не стало: «Такие аспекты как резонансное громкое дело, требования электората, предстоящие выборы, совершение аналогичных преступлений другими лицами и многие другие аспекты не должны влиять на молниеносное ужесточение меры пресечения, как это произошло в случае с Башкировой. На мой взгляд, закон и только закон может влиять на изменение меры пресечения». 

По ее словам, Башкировой могли бы изменить меру пресечения на более суровое, если бы девушка, например, нарушила запреты или ограничения, наложенные судом — но этого не было сделано.  

Между тем многие общественные деятели и политики явно не на стороне тех, кто считает мягкую меру пресечения приемлемой для студентки. Так, депутат Госдумы Александр Хинштейн сразу же обратился в прокуратуру с тем, чтобы решение о домашнем аресте было пересмотрено.  

«Безусловно, домашний арест в такой ситуации — выглядит крайне странно. Разделяю возмущение людей», — сказал парламентарий.

Один из юристов предположил, что родственники студентки (напомним, среди них есть бывшие работники силовых ведомств) приложат все силы, чтобы не помещать виновницу ДТП за решетку. Тем более, что такие случаи имели место. Собственно, об этом же упомянул и Хинштейн.

«Тот случай, когда общественное мнение оказывается сильнее денег и связей. Даже не потребовалось ждать выходного дня. В то же время — радоваться преждевременно. Нет сомнений, что близкие Башкировой кинут все силы и средства на то, чтобы ее отстоять. Судя по имеющейся у меня информации, и средства, и связи в семье есть».

Кстати, закон предусматривает некий вариант смягчения наказания для Башкировой (хотя вероятность этого достаточно мала). Поясняет адвокат Моросникова.

— Если будет проведена психолого-психиатрическая экспертиза и выяснится, что психологический возраст девушки отличается от возраста в паспорте, то ей могут применить ст. 96 УК РФ к ней будет применено наказание как к несовершеннолетней.

Источник: www.mk.ru

Читайте также