В федеральных партсписках на думских выборах добавили пять мест «для спонсоров»

236

На сентябрьских выборах в Госдуму в федеральной части партийных списков может быть до 15 фамилий, а не до 10, как было ранее. Избирателю все равно, а вот для парламентской оппозиции законопроект, который станет законом на этой неделе, имеет значение, считают политологи.

«Плёвый вопрос», как выразился один из авторов законопроекта, Алексей Диденко (ЛДПР), вызвал споры. Так бывает всегда при обсуждении правил проведения выборов: у депутатов есть «шкурный интерес», речь идет о том, что касается их непосредственно.

Как известно, половина Госдумы (225 человек) выбирается у нас по партийным спискам — попадают в парламент только те, что наберут больше 5% голосов избирателей. А вторая половина Госдумы — это одномандатники. Тот законопроект, что принимается сейчас, касается именно партийной части палаты. По нынешним правилам, федеральная часть списков, своего рода визитная карточка партии, не должна быть больше 10 человек. Количество же региональных списков каждая партия с учетом некоторых требований определяет сама.

Если написано «не больше 10 человек» — значит, может быть и меньше. На выборах 2016 года, например, в федеральной части списков двух парламентских партий была лишь одна фамилия: у «ЕР» — Дмитрия Медведева, у «СР» — Сергея Миронова. А вот КПРФ и ЛДПР , федеральные списки которых возглавляли Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, выбрали квоту полностью. Традиционно формирование федеральной части списка — прерогатива центрального руководства партий и их вождей.

Кстати, в российской истории последних 30 лет вопрос о длине федеральной части партсписков решался по-разному. В 90-годы партии сами решали, сколько там будет человек. Потом предельная численность была ограничена 18 фамилиями, с 2007 года — тремя, а последние несколько лет — теми самыми 10-ю.

Депутаты из ЛДПР ещё в 2019 году предложили увеличить предельную численность федеральной части списка до 20 человек. Законопроект долго лежал в Госдуме, но весной 2021 года, после того, как вопрос был согласован с Кремлем, а идею поддержал спикер Вячеслав Володин (это усилит парламентскую четверку партий, сказал он), дело сдвинулось с мертвой точки.

Первое чтение состоялось 23 марта. К тому времени уже было понятно, что компромиссным вариантом станет увеличение федеральной части партсписка максимум до 15 человек — так и написано в принятом 6 апреля во втором чтении документе.

Зачем всё это надо? Г-н Диденко объяснял так: депутат, попавший в Госдуму по федеральной части списка, потом имеет право работать во всех регионах страны, а депутат, избранный по региональному списку — только на территории «своих» и не больше трех других регионов. Если учесть, что у всех партий, кроме «ЕР», есть много таких территорий, от которых не удалось послать в Госдуму ни одного депутата, то как работать там дальше? А глава думского Комитета по контролю и регламенту Ольга Савастьянова («ЕР») говорила, что увеличение федеральной части партсписков «дает возможность сделать более зримой позицию партий через их референтных лиц».

Но эти аргументы не дают полного ответа на вопрос «кому выгодна возможность увеличить федеральную часть списка на 5 человек».

Политолог Аббас Галлямов считает, что это выгодно «партийным вождям» тех партий, которые могут претендовать на попадание в Госдуму: «чем больше федеральная часть списка, тем больше мандатов, судьбой которых они распоряжаются, верным соратникам могут отдать, а могут — партийным спонсорам»,- сказал он «МК». Г-н Галлямов уверен, что «этот подарок Кремлем сделан не бесплатно, в ответ потребуют лояльности и согласования кандидатов».

А вот политолог Алексей Макаркин считает, что всё дело именно в спонсорах. «У каждой партии есть бизнесмены, которые дают деньги на кампанию и хотят, чтобы партия обеспечила им мандат. Но никто, кроме «ЕР», не может это гарантировать в том случае, если поставить спонсора во главе регионального списка», — объяснил он «МК»: в регионе, где позиции партии сильны, организация активная, с харизматичным лидером, поставить во главе списка «денежный мешок» может и не получиться, потому что свои «заартачатся». Скажут, пусть тогда спонсор и по деревням ездит, с людьми встречается… А если регион проблемный для партии, то шансы на попадание в Думу поставленного во главе регионального списка спонсора становятся призрачными. Политолог напомнил историю одного из основателей Московского индустриального банка Абубакара Арзамакова, который в 2016 году возглавлял региональный список «СР» по Воронежской области, и «пролетел».

Г-н Макаркин согласен, что закон имеет значение и для КПРФ, ЛДПР и «СР», и для не безнадежных внепарламентских партий — потому что если партия 5%-ый барьер преодолевает, то вся федеральная часть списка попадает в Думу точно.

Против принятия законопроекта в Госдуме выступила лишь фракция «СР». Справороссы говорили, что чем больше людей в федеральном списке — тем меньше шансов у избирателей получить о них полную информацию.

«Избиратель этого не заметит и не почувствует»,- сказал «МК» политолог Михаил Виноградов. Г-н Макаркин считает так же: по его словам, в избирательном бюллетене печатают только фамилии двух первых троек федерального и регионального списка, «и кто там на 4-ом, 5-м или 10 месте — знают только политологи и журналисты».

Источник: www.mk.ru

Читайте также: