В России начали маркировать сыр и мороженое: как проверить подлинность

8

Со вчерашнего дня производители сыров и мороженного перешли на маркировку своей продукции. А дальше – больше, под нее попадет вся линейка молокопродуктов. Объявленная маркировка наделала шуму – весь подготовительный этап к внедрению новшества некоторые эксперты говорили о том, что маркировка непременно поднимет стоимость молочных товаров в рознице, а местами даже спровоцирует дефицит, пустые полки. Насколько оправданы такие опасения, зачем эта процедура вообще нужна и не станет ли она «маслом масляным» – ведь и так уже существует немало барьеров на пути мошенничества и производства низкокачественных продуктов?

«МК» задал несколько вопросов Ревазу ЮСУПОВУ – заместителю федерального руководителя Центра развития перспективных технологий, который вместе с Минсельхозом и Минпромторгом занимается этой проблематикой.

— Расскажите об основных этапах маркировки молочной продукции. Что нас ждет?

— С 1 июня на нее перешли крупные производители сыров и мороженного. С 1 сентября перейдут другие молокопродукты — сроком годности более 40 дней. А с 1 декабря скоропортящаяся молочка до 40 дней.

Еще почти полтора года на подготовку к маркировке остается у фермеров: они менее автоматизированы, им дана отсрочка к тем 2,5 годам пилотного проекта, что он проходит. Ведь к внедрению мы и отрасль начали готовиться еще в 2019 году. 

— Для чего нужна маркировка товаров?

— Чтобы поставить заслон фальсификату, контрафакту и контрабанде, осуществлять прослеживаемость продукции от производителя до кассового аппарата в магазине. Никакого «кавалерийского наскока» при внедрении этой цифровой технологии у нас не было. Процесс растянут на 5 лет.

Руководство страны еще в 2016 году поставило задачу обеспечить качество и безопасность пищи от поля до прилавка. Маркировка совместно с внедренной ранее системой «Меркурий» позволяют выполнить эту задачу в части молочной продукции.

По нелегальному обороту потребительских товаров в России называются разные цифры. В частности, что он составляет около 5,5 трлн. рублей в год, огромный объем! Каким образом можно гарантировать гражданам качество и безопасность товаров и о какой честной конкуренции в этих условиях можно говорить?

— Какие таинственные знаки мы увидим на упаковке, и что с ними делать?

— Мы привыкли к штрих-кодам, к полоскам на упаковке. Если штрих-код легко скопировать и нанести на упаковку, то с цифровой маркировкой этот номер, как говорится, не пройдет. Это двумерный код Data Matrix, в нем больше информации, он защищен криптографией и полностью индивидуален, не повторяется.

— Если крупный производитель поставляет сливочное масло, сметану, ряженку, сыры, у него будет один код на весь ассортимент продукции или на каждый?

— Не только на каждый! Если будет 10 упаковок, допустим, одинакового сливочного масла, то у этих 10 упаковок будут 10 разных кодов. Это как паспорт у человека. Повторюсь: с 1 июня только на сыры и мороженое. В торговых сетях уже можно встретить промаркированные сыры, некоторые наши производители не стали ждать официального старта с 1 июня. Я обязательно проверяю все, что мне попадается из маркированного, вижу всю «подноготную» информацию: откуда и когда поступил товар, кто его изготовитель и прочее. Это может делать любой покупатель и отправлять жалобу прямо с телефона, если товар не соответствует кондиции.

— Научите нас!

— На телефон необходимо скачать наше бесплатное приложение «Честный знак» и через него самостоятельно контролировать свои покупки. Прямо с гаджета можно проверять код маркировки каждого товара и сообщать о нарушении, для официальной проверки не нужно писать никаких заявлений в инстанции.  Информация уходит с адресом торговой точки. До внедрения маркировки мы такой возможности были лишены. То есть теперь люди контролируют, что им продают, а не выбирают из того, что есть. 

В этом приложении у нас уже 3 млн. 200 тысяч человек, они сканируют коды камерой телефона и видят всю историю товара. Количество жалоб на нарушения измеряется десятками тысяч, все они попадают в нашу систему маркировки, а оттуда — на проверку в надзорные органы.

Каждый код уникален, в информационном смысле его невозможно подделать или скопировать.

— В это верится с трудом, наши Кулибины, как известно, подделывают все, что угодно, даже доллары и паспорта…

— Объясняю, почему невозможно. Фальшивый код будет выявлен при первом же сканировании. Оно может быть где угодно – в логистической цепочке у дистрибьюторов, на кассовом аппарате в магазине. Как я уже сказал, каждый покупатель сможет проверить товар прямо на полке и при необходимости сообщить «куда надо». Код маркировки защищен криптографией, его не подделаешь. К тому же, за такое деяние предусмотрена серьезная административная ответственность и штрафы в сотни тысяч рублей, будут появляться и другие виды ответственности.

Есть ли смысл мошенничать, если тебя буквально сразу выведут на чистую воду?

— Не совсем понятно: маркировка еще не введена, мы стоим на ее пороге. А вы уже говорите о миллионах подписчиках и жалобах на выявленные нарушения. Как так?

— Система маркировки товаров в России успешно работает уже в 12 отраслях, молокопродукты в этом плане – не первая ласточка. Несколько лет назад мы начинали с маркировки шуб. Были ориентировочные оценки, что на этом рынке около 30 % товара – подделки, не пойми из какого меха и в каких подвалах сшитые. Допустим, если 100 тысяч шуб, то 30 тысяч из них могли разойтись по швам при первом дождичке.

С маркировкой стало ясно, что на самом деле шуб на рынке в 10 раз больше, не 100 тысяч, а миллион. И 900 тысяч — нелегальный бизнес, доходы от которого напрямую шли в карман мошенникам. Убытки несли государство, потребители и честные производители. Ведь тягаться с теневым бизнесом бесполезно.

Сегодня ситуация с шубами стабилизировалась, теневики ушли с этого рынка.

Также в стране маркируется обувь, лекарства, легкая промышленность, парфюмерия, сигареты… В пищевой отрасли пока представлены только молокопродукты.

— Извините, а тот факт, что сигареты дорожают чуть ли ни каждый день – случайно не от маркировки ли?

— Исключено. Ни в одной из отраслей, где внедрена маркировка, она не привела к подорожанию товара. По заявлению самих представителей табачной промышленности, основным фактором повышения цен является рост акцизов. В этом году они выросли на 20%. Определенную роль в подорожании играет и борьба с курением, которая объявлена во всем мире.

— Однако про молочную продукцию открыто пишут, что будет подорожание! Что вы на это скажете?

— Мы не ожидаем какого-либо заметного для покупателя изменения цены в результате внедрения маркировки. Однако нужно иметь в виду, что готовый продукт включает в себя большое количество разных компонентов. Сырье, разные пищевые добавки, упаковка, какие-то поставки из-за рубежа за валюту, стоимость электроэнергии… За все эти составляющие я отвечать не могу, но если что-то из них будет дорожать, это, разумеется, отразится на себестоимости. И маркировка здесь ни при чем, она практически ничего не добавляет, ставьте ноль. Более того, за счет того, что теневой бизнес уйдет с рынка, их покупатели пойдут к добросовестным предпринимателям и у тех вырастут доходы. Поэтому какие-то товары от маркировки должны даже подешеветь.

— Но покупка дорогостоящего оборудования разве не скажется на конечной стоимости, допустим, сыра?

— Есть несколько путей подключения производителей к системе маркировки. Компании сами выбирают, что им удобнее. Кто-то предпочитает печатать коды в типографии, это самый удобный способ, кстати, разработанный нами впервые в мире. Типографии, а их 49 в России и за рубежом, взяли на себя обязательство не повышать стоимость услуг за нанесение кода на упаковки. Примерно 70 % производителей выбрали для себя именно эту схему.

Второй способ – производитель желает сам печатать коды. Здесь, конечно, нужно отдельное оборудование и высокий уровень автоматизации производства. Стоимость агрегатов начинается от 150 тысяч рублей – для компании со средним и большим торговым оборотом эта сумма совершенно не критична. Могут быть решения и дороже, но это уже для самых больших, у которых гигантские объемы производства и скорости.

Наконец, третий способ — для небольших компаний. Они сами клеят стикеры с кодами на продукцию. Их затраты на ручной аппликатор и сканер лежат в пределах 15 тысяч рублей. Тоже ни о чем, совсем не те запредельные инвестиции, которые могут повлиять на себестоимость производства и которыми нас пугают.

Как я уже сказал, несколько крупных компаний уже выпускают сыр с маркировкой. Мир, как видите, не перевернулся, никакого стресса или подорожания для покупателей.

— В эти дни отрасль стоит на низком старте, какова готовность?

— Ее нужно разделить на две части. Что такое работающая система? Это инфраструктура: программно-аппаратные комплексы, методика печати кодов… Здесь мы готовы на 100 %, причем еще год назад. Вторая часть – компании, которые будут работать по новым правилам. В систему вошли почти 100 % производителей сыров, можно говорить, что здесь боевая готовность № 1.

По мороженому – 87 % зарегистрированных участников, остальные «опаздывают» примерно на 2-3 недели.

— По этой причине возможны какие-то перебои в поставках, дефицит мороженого?

— Что вы! Полностью исключено. За зимний период и весной созданы его огромные запасы, примерно в три раза больше объема потребления. Запасами, которые произведены до 1 июня, они могут спокойно торговать без маркировки. На какой-то период, возможно, до августа, государством обсуждается решение освободить от штрафных санкций производителей – не только тех, кто чуть опаздывает с регистрацией в системе. Необходимо дать время на адаптацию.

— Для крестьянских и фермерских хозяйств маркировка молочных продуктов отложена до декабря 2022 года. Однако, многие эксперты призывают власти вообще не вводить ее для мелких сельхозпроизводителей. Чтобы не повышать на них дополнительную финансовую нагрузку. Если не секрет – какие у вас планы на этот счет?

— Фермерская продукция сегодня в тренде, ее охотно покупают горожане. Непонятно, почему она должна быть исключена их этого процесса? Почему мы не должны отслеживать безопасность и качество их товаров? Тогда вся теневая продукция начнет называться фермерской, вряд ли потребители или легальные компании в этом заинтересованы. А государство тем более. Дана отсрочка на подготовку почти полтора года. Что касается приобретения оборудования для маркировки, то мы об этом уже поговорили – цены не такие, чтобы как-то ударить по крестьянскому бизнесу. Чем меньше компания, тем дешевле и проще решение.

Источник: www.mk.ru

Читайте также