Во взятках при строительстве «Газпром-Арены» появились варианты

8

В Санкт-Петербурге адвокаты бывших вице-губернатора Санкт-Петербурга Марата Оганесяна, заместителя главы комитета по строительству города Александра Янчика и семи других фигурантов дела о взяточничестве и мошенничестве при строительстве стадиона «Газпром-Арена» к чемпионату мира по футболу 2018 года предложили суду самые разные варианты наказаний. Накануне обвинение запросило для обвиняемых от пяти до 16 лет колонии строгого и общего режима с многомиллионными штрафами, с чем адвокаты не согласились. Большинство из них просило суд лучше изучить смягчающие обстоятельства или вспомнить о старом составе мошенничества, сопряженном с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. На момент ухода суда в совещательную комнату единственным не признавшим вину оказался главный экономист «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5) Николай Хрипунов, требующий оправдательного приговора.

В Куйбышевском районном суде Санкт-Петербурга в прениях по громкому делу бывшего вице-губернатора города Марата Оганесяна выступили защитники обвиняемых. Вчера прокуратура запросила для фигурантов длительные сроки в колониях общего и строгого режима, а также многомиллионные штрафы, несмотря на то, что восемь из девяти обвиняемых в разной степени признали свою вину.

Вместе с бывшим вице-губернатором фигурантами дела являются восемь человек: бывший генеральный директор Александринского театра Григорий Попов, бывший первый заместитель председателя комитета по строительству Петербурга Александр Янчик, гендиректор АО «Театрально-декоративные мастерские» (ТДМ) Владимир Халиф, экономист ТДМ Елена Ковалева и еще один сотрудник компании Артем Куспиц, а также руководитель «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5) Василий Сливкин, его сын Кирилл Сливкин и главный экономист предприятия Николай Хрипунов. В зависимости от роли каждого они обвиняются в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), даче взятки в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291 УК РФ) и посредничестве в передаче взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ).

По версии следствия, Марат Оганесян обеспечил незаконное привлечение АО «Театрально-декоративные мастерские» в качестве субподрядчика и организовал перечисление компании из городского бюджета аванса 50 млн руб., которые в последующем были похищены через фирмы-однодневки. Как считает обвинение, Александр Янчик курировал заключение контракта, Владимир Халиф и Елена Ковалева отвечали за перевод средств, а Артем Куспиц взаимодействовал с однодневками и занимался обналичиванием. В итоге якобы Марат Оганесян получил 25,5 млн руб., Александр Янчик — 2,5 млн руб. Еще 22 млн руб., по мнению следствия, поделили между собой другие участники схемы.

Следствие также считает, что Марат Оганесян и Александр Янчик получили от главы ТДМ Григория Попова взятку 22 млн руб. за содействие при заключении контракта на поставку видеотабло.

Вторую взятку, 20 млн руб., по версии следствия, бывший вице-губернатор получил от руководителя компании «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5) Василия Сливкина, обязуясь оказать помощь при заключении контрактов на оснащение стадиона наружным освещением и художественной подсветкой. Передача денег, уверены правоохранители, состоялась при посредничестве Кирилла Сливкина и Николая Хрипунова.

Как сообщал “Ъ”, вчера адвокат Дмитрий Попов — единственный из выступивших тогда защитников — попросил суд назначить его подзащитному наказание в виде срока, который Марат Оганесян уже провел в СИЗО (около четырех с половиной лет.— “Ъ”.). Адвокат Александра Янчика Алексей Шварев просил для него назначения наказания без реальной изоляции от общества и оправдания по эпизоду о мошенничестве в особо крупном размере. Он также хотел, чтобы суд учел в качестве смягчающего обстоятельства служебную зависимость Александра Янчика от Марата Оганесяна: из-за того, что тот долгое время работал в подчинении вице-губернатора, его нравственные ориентиры «можно-нельзя» строились в том числе с опорой на позицию главного фигуранта, а «любое пожелание воспринималось как приказ».

Адвокаты бывших сотрудников АО «Театрально-декоративные мастерские» (ТДМ) по большей части убеждали суд, что совершенные их подзащитными преступления должны иметь другую квалификацию — по действующей на тот момент ст. 159.4 УК РФ (мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности). Статья подразумевает более мягкую санкцию, нежели вменяемая ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и меньший срок давности. Из-за этого в случае переквалификации фигуранты будут освобождены от ответственности. Защитники Василия и Кирилла Сливкиных просто просили суд о более мягком наказании.

Единственным не признавшим вину фигурантом стал Николай Хрипунов. Его адвокат Марк Павлов в прениях говорил о том, что следователь не установил и не указал мотив совершения преступления, а также допустил ошибку в предмете взятки.

Якобы в одном случае речь идет о неустановленном эквиваленте, а в другом — о конкретных 10 млн руб. Основываясь на этих недостатках, он просил вернуть дело прокурору, а в ином случае — оправдать Николая Хрипунова за отсутствием состава преступления.

Адвокат настаивал на том, что факт передачи денег опровергается биллингами: предполагаемые участники преступных действий в указанное следствием время находились в других местах. В прениях прокурор говорила, что у оператора сотовой связи якобы были сбои в технических системах, которые отвечают за локацию, поэтому убеждала суд не принимать их во внимание. «До того момента, пока сторона защиты не продемонстрировала суду эту информацию, следствие и прокуратура считали сведения о телефонных соединениях фигурантов доказательством, подтверждающим обвинение. Они даже упомянуты в качестве таковых в обвинительном заключении»,— утверждал в прениях Марк Павлов.

Приговор по делу огласят 19 мая.

Марина Царева, Санкт-Петербург

Источник: kommersant.ru

Читайте также